Тест смысложизненных ориентаций СЖО (Д.А.Леонтьев)

Теоретические основы

Тест смысложизненных ориентации является адаптирован­ной версией теста «Цель в жизни» (Purpose-in-Life Test, PIL) Джеймса Крамбо и Леонарда Махолика. Методика была раз­работана авторами на основе теории стремления к смыслу и логотерапии Виктора Франкла (см. Франкл, 1990) и пресле­довала цель эмпирической валидизации ряда представлений этой теории, в частности представлений об экзистенциаль­ном вакууме и ноогенных неврозах. Суть этих представлений заключается в том, что неудача в поиске человеком смысла своей жизни (экзистенциальная фрустрация) и вытекающее из нее ощущение утраты смысла (экзистенциальный вакуум) являются причиной особого класса душевных заболеваний — ноогенных неврозов, которые отличаются от ранее описан­ных видов неврозов. Первоначально авторы стремились пока­зать, что

  • методика измеряет именно степень «экзистенци­ального вакуума» в терминах Франкла;
  • последний харак­терен для психически больных;
  • он не тождествен просто психической патологии.

«Цель в жизни», которую диагностирует методика, авторы определяют как переживание значимости жизни.

Адаптация

В результате исследования факторной структуры теста ОЖ Д.А. Леонтьевым и М.О. и О.Э. Калашниковыми было установлено, что осмысленность жизни личности не является внутренне однородной структурой. По их мнению, выделенные ими факторы представляют собой составляющие смысла жизни личности. На основании полученных при факторном анализе результатов тест осмысленности жизни был преобразован в многомерный «Тест смысложизненных ориентаций» (СЖО). Данная методика представляет собой 20 симметричных шкал-вопросов, состоящих из пары целостных альтернативных предложений с одинаковым началом.

Валидизация

Валидизация теста прошла несколько этапов. Крамбо и Махолик (Crumbaugh, Maholick, 1964) провели сравнительное исследование пяти групп испытуемых, от «высоко целеустремленных» аспирантов из Гарвардской летней школы до клиентов психологической консультации и госпитализированных алкоголиков. Общее число испытуемых равнялось 225. Как и предполагалось, среднегрупповые результаты продемонстрировали монотонное снижение от первой к пятой группе. Различия между клиническими и контрольными выборками оказались высокозначимы и связаны с полом, хотя половые различия сами по себе оказались не значимы. В клинических выборках вариативность тестовых данных оказалась выше, чем в контрольных.

Дальнейшая работа по валидизации теста «Цель в жизни» была связана с расширением контингента испытуемых в количественном и качественном отношении. Исследованием Крамбо был охвачен 1151 человек, в том числе 4 «нормальные» группы и 6 клинических: невротики со смешанными диагнозами из психологических консультаций, госпитализированные невротики, госпитализированные алкоголики, госпитализированные шизофреники (белые и негры отдельно), госпитализированные психотики. Результаты теста обнаружили в целом высокозначимые различия между «нормальными» и клиническими подвыборками. При этом различия между подвыборками в рамках нормы соответствуют предсказанным. Из клинических групп наиболее высокие результаты (хотя и значимо ниже нормы) — у шизофреников, от них незначительно отстают две группы невротиков. Результаты алкоголиков и психотиков существенно ниже. В этом же исследовании был использован прием выполнения теста психотерапевтами от лица своих пациентов. Корреляция этих данных с реальными результатами этих пациентов достигает уровня, удовлетворяющего требованиям критериальной валидности одномерного теста.

Надежность

Надежность методик проверялась с помощью ретестирования с интервалом в 2 недели (испытуемые — 76 студентов 9 МГУ). Результаты по тесту оказались устойчивы при р<0,05 в отличие от шкалы ПСЦ, воспроизводимость результатов которой оказалась неудовлетворительной. Еще одним показателем надежности теста явилась выявленная в исследовании М.В.Снетковой (1988) близкая к нулю корреляция теста со шкалой «лжи» методики многостороннего исследования личности. Сравнение результатов нормальной контрольной выборки (студенты различных вузов г.Москвы) с результатами госпитализированных алкоголиков I и II степени и наркоманов дало результаты, хорошо согласующиеся с описанными выше результатами Дж.Крамбо.

Факторная структура

Специальное ис­следование (Леонтьев, Калашников, Калашникова, 1993) было направлено на выявление факторной структуры русскоязыч­ной версии теста. Испытуемыми были 77 московских ИТР, мужчины и женщины в возрасте от 23 до 36 лет. У подавляю­щего большинства было высшее образование.

В процессе факторного анализа полученных результатов было выделено 6 факторов. При этом на них пришлось 64,6% дис­персии результатов по сравнению с 53,3% в аналогичном гон­конгском исследовании (Shek, Hong, Cheung, 1987), и рас­пределились эти проценты более равномерно: на 1 фактор пришлось 26,5%, на 2 фактор — 10,05%, на 3 фактор — 9,15%, на 4 фактор — 6,76%, на 5 фактор — 6,32%, на 6 фактор — 5,84% дисперсии.

В качестве критерия уровня значимости был использован факторный вес 0,40. С учетом этого критерия пункты опрос­ника объединились в факторы следующим образом (некото­рые пункты вошли в несколько факторов):

  • 1 фактор — 6 пунктов, которые можно объединить общим наименованием «цели в жизни», т.е. наличие жизненных це­лей, призвания, намерений в жизни.
  • 2 фактор — 2 довольно разных пункта, которые чисто ус­ ловно можно объединить общим названием «верность ложно­му пути» (обязательность выполнения возложенных обязан­ностей даже при наличии внутреннего протеста).
  • 3 фактор — 6 пунктов под общим названием «интерес и эмоциональная насыщенность жизни».
  • 4 фактор — 5 пунктов. Общее название «удовлетворенность самореализацией» (выражает ощущение успешности осу­ществления самого себя в жизни и повседневной деятельности).
  • 5 фактор — 4 пункта. Общее название «Я — хозяин жизни» (выражает ощущение человеком его способности влиять на ход собственной жизни).
  • 6 фактор — 5 пунктов. Общее название «управляемость жиз­ ни» (выражает уверенность в принципиальной возможности самостоятельного осуществления жизненного выбора).

Таким образом, несмотря на малый объем опросника (20 пунктов), при факторном анализе выделились шесть факто­ров, пять из которых (за исключением второго) хорошо интерпретируются, включают с весом не менее 0,40 от 4 до 6 пунктов каждый и значимо (р<0,01) коррелируют с общим показателем осмысленности жизни. Результаты, полученные при факторизации, позволяют утверждать, что осмысленность жизни личности не является внутренне однородной структу­рой. Полученные факторы (за исключением второго) можно рассматривать как составляющие смысла жизни личности. При этом они разбиваются на две группы. В первую входят соб­ственно смысложизненные ориентации: цели в жизни, насыщенность жизни и удовлетворенность самореализацией. Не­ трудно увидеть, что эти три категории соотносятся с целью (будущим), процессом (настоящим) и результатом (прошлым). Как явствует из приведенных данных, человек может черпать смысл своей жизни либо в одном, либо в другом, либо в третьем (или во всех трех составляющих жизни). Это лишний раз подтверждает правоту В.Франкла, который отмечал, что смысл всегда может быть найден, и закладывает основу для теоретической и эмпирической типологии смыслов жизни. Два оставшихся фактора характеризуют внутренний локус конт­роля, с которым, согласно приведенным выше данным, ос­мысленность жизни тесно связана, причем один из них ха­рактеризует общее мировоззренческое убеждение в том, что контроль возможен, а второй отражает веру в собственную способность осуществлять такой контроль (образ Я).

На основании этих результатов тест осмысленности жизни был преобразован в тест смысложизненных ориентаций, включающий, наряду с общим показателем осмысленности жизни, также пять субшкал, отражающих три конкретных смысложизненных ориентации и два аспекта локуса контроля.

Пройти
Интерпретация

Комментарии

Комментариев пока нет.