Опросник стилей юмора Р.Мартина

Традиционно психология юмора изучала преимущественно позитивное влияние юмора и смеха на физическое и психологическое состояние человека. Однако результаты исследований все больше свидетельствуют против излишне оптимистичного отношения к юмору. Данные различных эмпирических исследований демонстрируют слабые и непостоянные связи с разными индикаторами психологического, физического и социального благополучия. Более того, юмор может носить также социально негативную окраску. Так, чтение юмористической литературы агрессивного содержания повышает, а не снижает агрессивность. В связи с подобной противоречивостью и неоднозначностью результатов многие исследователи стали говорить о необходимости выделения разных видов или стилей чувства юмора, различающихся по своей адаптивности или социальной полезности. Возникла необходимость в разработке новых шкал, позволяющих улавливать разницу между потенциально адаптивными и менее полезными или даже разрушительными формами юмора.

Опросник стилей юмора (Humor Styles Questionnaire – HSQ), разработанный Р. Мартином с соавторами, является одним из первых инструментов такого рода. На данный момент он широко применяется в разных странах. Предложенная ими классификация стилей юмора основана на двух критериях:

  • направленность юмора на себя или на других;
  • поддерживающий характер юмора или уничижительный его тон, насмешка.

Так, авторы описывают 4 стиля чувства юмора: аффилиативный, самоподдерживающий, агрессивный и самоуничижительный.

Опросник стилей юмора включает в себя 32 утверждения, которые предлагается оценить по шкале от 1 до 7, где 1 – полностью не согласен, 7 – полностью согласен. Утверждения описывают различные ситуации использования юмора (шутки в компании, самоирония, подтрунивание над другими). Часть из них сформулирована в утвердительной форме, часть – в отрицательной. На каждый стиль юмора отводится по 8 вопросов.

Адаптация

Текст опросника переводился на русский язык независимо двумя психологами, свободно владеющими английским языком. Был также изучен русскоязычный вариант, предложенный украинскими психологами. Перевод многих утверждений совпадает, но часть пунктов нуждалась в корректировке.

Для подтверждения конструктной валидности опросника стилей юмора, а так-же для более детального изучения взаимосвязи между предпочитаемым стилем юмора и другими личностными чертами в исследование были включены следующие опросники:

  • шкала Кука – Медли;
  • опросник диагностики агрессии Баса – Перри;
  • опросник способов копинга Р. Лазаруса и С. Фолькмана;
  • шкала субъективной оценки качества жизни К. Рифф.

В исследовании приняли участие 132 студента различных московских вузов разных специальностей (78 мужчин и 54 женщины) в возрасте от 17 до 29 лет. Все 5 опросников заполнили 100 человек (50 мужчин, 50 женщин).

Оценка надежности шкал. Для анализа надежности шкал опросника использовался критерий α-Кронбаха. Наиболее внутренне согласованной оказалась шкала аффилиативного юмора (α=0,82). Для шкалы самоподдерживающего юмора α=0,76, при этом пункты 22 и 30 в меньшей степени отражают самоподдерживающий юмор, их исключение немного повышает надежность шкалы (до α=0,81).

Наименее надежной оказалась шкала агрессивного юмора (α=0,62). Внутреннюю согласованность шкалы нарушают пункты 11 и 19. Однако даже при их исключении надежность шкалы повышается незначительно (до α=0,66).

Надежность шкалы самоуничижительного юмора составила α=0,68. Повысить ее внутреннюю согласованность позволяет исключение пунктов 16 и 28 (до α=0,73). Тем не менее было решено сохранить все пункты опросника, основываясь на приемлемых значениях коэффициента α.

Факторная структура опросника.

Для проверки гипотезы о группировании 32 пунктов опросника в 4 шкалы был проведен эксплораторный факторный анализ. Четыре фактора объясняют 41,759% дисперсии переменных.

Для оценки соответствия экспериментальных данных концептуальной модели был проведен конфирматорный факторный анализ. Для четырехфакторной структуры были получены следующие характеристики: χ2=748, df=458, CFI=0,728, RMSEA=0,07. На этапе первичной апробации полученную модель можно признать удовлетворительной. С помощью конфирматорного факторного анализа были также протестированы 1-, 2- и 3-факторные модели, но они гораздо хуже согласуются с экспериментальными данными (CFI<0,7).

В целом, результаты, полученные с помощью разных методов статистического анализа, устойчиво сходятся. Из общей картины четырехфакторной структуры выбивается ряд пунктов. Пункты 22 и 30 не работают на шкалу самоподдерживающего юмора.

При этом пункт 30 все же относится к самоподдерживающему юмору, хотя и с низкой нагрузкой. Пункт 22 имеет низкие нагрузки по всем шкалам. Пункты 2 и 14 шкалы самоподдерживающего юмора имеют одинаково высокие нагрузки и по шкале аффилиативного юмора. Пункты 11 и 19 шкалы агрессивного юмора на деле работают, скорее, на самоподдерживающий стиль. Пункт 15 имеет равные нагрузки по шкалам агрессивного и самоуничижительного юмора. Пункты 16 и 28 не работают на шкалу самоуничижительного юмора и имеют большие нагрузки по шкале самоподдерживающего стиля.

Конструктная валидность шкал.

Для проверки конструктной валидности шкал рассчитывался коэффициент корреляции Пирсона с остальными опросниками

Все стили юмора связаны между собой, кроме аффилиативного и агрессивного юмора.

Аффилиативный юмор коррелирует с планированием и поиском социальной поддержки, а также с положительной переоценкой. Самоподдерживающий юмор также связан с планированием и положительной переоценкой, а кроме того – с дистанцированием. Напротив, агрессивный стиль положительно коррелирует с неконструктивным конфронтационным копингом и отрицательно – с самоконтролем. Самоуничижительный юмор положительно связан с самоконтролем и дистанцированием и принятием ответственности. Неожиданной оказалась положительная связь между аффилиативным юмором и неконструктивным конфронтационным копингом.

Как аффилиативный, так и самоподдерживающий стили юмора положительно связаны со шкалами позитивного отношения с другими, контроля над окружением, личностного роста, целей в жизни и самопринятия. В то же время агрессивный и самоуничижительный стили юмора не коррелируют с качеством жизни.

Со шкалами агрессии также получены ожидаемые связи. Позитивные стили юмора негативно коррелируют с аутизацией, подозрительностью и настороженностью. Агрессивный юмор положительно связан со шкалами раздражительности, физической и вербальной агрессии опросника Баса – Перри, со шкалой агрессии Кука – Медли. Самоуничижительный юмор не связан с агрессией.

Гендерные различия.

Сравнение средних по критерию Стьюдента показало, что аффилиативный и самоподдерживающий стили юмора в большей степени свойственны женщинам (t= -1,817 и t= -1,696, соответственно; р<0,05), а агрессивный юмор в большей степени выражен у мужчин (t=2,034, р<0,05).

Факторный анализ всех шкал.

Для всех пяти использованных опросников была проведена процедура факторного анализа с вращением Direct Oblimin. Как и ожидалось, аффилиативный и самоподдерживающий стили юмора формируют один фактор со шкалами психологического благополучия. Самоуничижительный юмор попал в одну группу с относительно конструктивными и неконструктивными копингами, такими как принятие ответственности, конфронтация, дистанцирование и бегство-избегание. Агрессивный юмор объединился в отдельный фактор вместе с раздражительностью и агрессией в разных ее проявлениях.

Заключение.

Русскоязычная адаптация опросника стилей юмора показала хорошие психометрические свойства и может быть рекомендована к использованию в исследованиях.

В целом результаты исследования подтверждают валидность шкал опросника, однако необходимы дальнейшие исследования для проверки гипотезы о неадаптивности агрессивного и самоуничижительного стилей юмора. На данном этапе отрицательных корреляций агрессивного юмора с показателями психологического благополучия не было выявлено. Получены лишь данные о предпочтении людьми с агрессивным юмором такого неконструктивного способа копинга, как конфронтационный, подразумевающий беспорядочные импульсивные усилия по изменению ситуации.

Для самоуничижительного юмора также не найдены значимые связи ни с негативным самопринятием (как в оригинальном исследовании), ни с какими-либо другими параметрами психологического неблагополучия. С одной стороны, самоуничижительный юмор коррелирует с однозначно адаптивными, аффилиативным и самоподдерживающим стилями юмора. С другой стороны, он связан с неконструктивными стратегиями совладания и агрессивным юмором.

Возникает вопрос, различает ли данная концепция адаптивные/неадаптивные стили юмора, или социально одобряемые/социально порицаемые? Или же стоит воспринимать агрессивный и самоуничижительный юмор нейтрально, как и агрессию в целом, которая может служить достижению как позитивной, так и негативной цели.

Поскольку разработка опросника изначально связана с поиском критериев различения адаптивного и неадаптивного чувства юмора, дальнейшие исследования с его использованием естественным образом должны обратиться к клинической практике. Можно предположить, что в здоровой личности разные проявления юмора сбалансированы. Нарушение этого баланса снижает адаптивный характер юмора, и любой юмор может восприниматься как агрессивный, преследующий цель унизить, обидеть, сделать посмешищем.

Пройти
Интерпретация

Комментарии

Комментариев пока нет.